В дороге

Написано: 18.01.2011 08:29
Оцените статью, пожалуйста:
(1 голос)

Я ехал по дороге от Симферополя на Севастополь и Херсонес. Томясь в ожидании встречи с горами, которые должны были открыться вскоре за Бахчисараем, сел, полуобернувшись, к окну вагона. За окном проплывали аккуратные полустанки с разноцветными переездами и красивые поселки в садах, усыпанных зреющими плодами южной долины. Ровное, обсаженное деревьями шоссе временами подходило почти вплотную к железнодорожному полотну и шло какое-то время рядом, а затем убегало вдаль. Пасущиеся поодаль кони, в распадках между пологими холмами, небольшие стада коз и овец, жующих степную траву прямо у обочины, ложились штрихами в меняющейся каждую минуту, но в то же время удивительно постоянной картине.

Пейзажи за окном, нанизываясь один за другим звеньями необыкновенной цепи, потянули из памяти воспоминания, связанные с предыдущими посещениями этих мест...

Дорога Симферополь-Севастополь

Может быть, по контрасту с видом из окна вагона вспомнилось первое посещение ущелья Марьям-дере и разрушенного Успенского монастыря.

Это было серым хмурым утром. У заброшенной обители меня окружили серые обрывы плоских гор, покрытые пыльной зеленью кустов. Среди них телом спящего дракона показались темные изгибы узкой, зажатой горами долины. По краям ее, в скалах, - проваленные и замусоренные кельи покинутого монастыря. Повсюду группки больных из расположенной здесь психиатрической лечебницы. Я шел по тропинке вдоль обрыва, как вдруг один из этих несчастных, подросток, одетый во что-то неопределенного цвета, вылез из кустов внизу ущелья. Он догнал меня, тяжело дыша, и попытался объяснить что-то на своем, непонятном мне языке. Помню, стало совсем тоскливо на душе...

 

И среди всего этого - лестница. Широкая, высеченная в камне светлая лестница, ведущая в небо, у основания которой я, тогда еще некрещеный, перекрестился два раза и дал обет перекреститься в третий раз после таинства крещения, что и исполнил спустя много лет...

Позже я бывал здесь и полюбил эти места. Чистый воздух и панораму окрестных гор на плато Чуфут-Кале. Тихое какое-то очарование караимского кладбища, словно еле слышную просьбу о молитве. Ощущение приподнятости и спокойной радости возле стен монастыря. Саму дорогу, рвущуюся сквозь приземленность и толкотню старого города наверх, в горы.

Не раз, вспоминая встречу с тем подростком, стал думать, что я все-таки услышал его...

Поезд остановился в Бахчисарае или, как говорит местная молодежь, «Бахчи-Париже».

На двух узких платформах толпится легко одетый народ. Быстрая посадка. Едем дальше.

Вот-вот слева откроются горы... Вот они! В легкой синей дымке белыми обрывами прорисованы ущелья-дороги к Мангупу и Эски-Кермену. Как тянет в ту сторону! Привычный к путешествиям глаз наметывает на будущее пути-маршруты к заветной цели. Расстояние, «на глазок» десять—пятнадцать километров, не пугает. Наоборот, хочется немедленно сойти с поезда и пойти полевыми дорогами навстречу синей прохладе таких далеких и таких близких гор. Вдыхая по пути жаркий воздух, напоенный изысканным ароматом лимонной полыни и тонким благоуханием лип, цветущих у обочины. Вслушиваясь в песню жаворонка, льющуюся из безбрежной синевы неба. Собрать по дороге воедино мысли и чувства, обрести себя в движении и общении с окружающей жизнью. Припасть там, в горах, уже уставшему, к родникам со студеной целебной водицей и услышать, как она проходит сквозь все существо, передавая телу и душе знание первозданной чистоты природы, идущее из глубины гор...

Вздохнув, я отвернулся от окна, сегодня путь мой лежал дальше, в Севастополь.

Минут через пятнадцать горы скрылись из виду, долина сузилась, поезд пошел вдоль реки Бельбек. Как всегда, при виде речки охватило желание посидеть возле струящейся воды. Пройдя через время вдоль Бельбека от Верхнесадового до Камышловского моста, поразился чистой воде этой реки. Возле села в ней купались дети. Небольшие компании взрослых расположились тут же, в тени раскидистых ив, на пикник. Ватага совсем уж маленьких ребятишек устроила запруду из камней и барахталась в воде, пытаясь поймать чьей-то майкой шустрых мальков, снующих у берега.

По ту сторону речки раскинулись сады с айвой, персиками и грушей и... охраной.

Вблизи железной дороги, не доходя моста, -источник с мягкой и легкой на вкус водой, расположенный как-то весьма кстати для жаждущего путника-

Под Камышловским мостом влево ушла, поманив за собой, дорога, поезд подходил к Мекензиевым горам. Сапун-гора, Южная сторона, Северная бухта - памятные с детства места Севастополя. После первой же поездки-экскурсии в эти края осталось ощущение славы, овеявшей город. Гераклейский полуостров, Херсонес, Херсон... Знакомство с историей этих мест оставило навсегда чувство святости земли, на которой жило столько поколений людей, веривших в Бога. Пребывание здесь святых: местных, херсонесских, или сосланных из материковой Византии, живущих по соседству, - в горной Готии или Сугдее, запечатлелось в веках особым знамением, которое можно легко понять, вспомнив о том, как по молитвам святых меняется природная данность.

Удивительное место! Простор и ширь округи Херсонеса рождали, вероятно, соответствующие черты характера жителей - открытость и общительность, предопределяя жизнь простых горожан и политику города. Влияние полиса огромно. Скорее всего, мастера из Херсона руководили постройкой храмов-базилик на Аю-Даге и в других городах Готии, а также расписывали эти храмы. Общая молитва людей, стоявших там, слышна и сейчас. Она притягивает к этим местам многие тысячи паломников. Воздействие ее даже на обычных туристов очевидно, стоит посмотреть лишь на их поведение: люди, часто не понимая того, что служит источником неведомой силы, влияющей на них, ведут себя как дети. Иногда, впрочем, как очень невоспитанные дети.

Дороги, ведущие от Херсонеса к Неаполю Скифскому, Доросу, на Алустон или Гурзуви-ты, Партенит, и сегодня еще усыпаны осколками керамической посуды полуторатысяче-летней давности. Такое огромное количество товаров перевозилось, так долго ходили обозы по этим торговым путям. Попутно можно заметить, что старые нахоженные дороги имеют весьма интересное свойство: по ним всегда легко идти, даже если ими не пользовались очень давно. Видимо, по неслучайным маршрутам проложены они и остался на них какой-то след поколений. Может быть, это влияние «умной» молитвы, с которой раньше отправлялись в дорогу люди? Одной из таких дорог мне предстояло вскоре пройти.

Автор: А. Никаноров.

Метки:
Изменено 18.01.2011 08:35
Прочитано 6062 раз
Опубликовано в Горными тропами
Михаил Воронцов

Последнее от Михаил Воронцов

Похожие материалы (по тегу)

Вернуться вверх